МИД ПМР
Официальный сайт МИД ПМР
Презентация ПМР
Инвестиционная презентация ПМР
Бендерская крепость
Бендерская крепость
Трипадвизор

Посмотрите, что другие путешественники думают об Приднестровье на TripAdvisor

Реклама
Спецпроект
Kam Art
ТВОРЧЕСКОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ «КАМ АRT»
Реклама
Туристическая компания РИО
Реклама
Туристическое агентство «Transnistria tour»
Реклама
Викигид Тирасполь

Курсы валют
Официальные курсы валют ПРБ

Курсы валют. www.agroprombank.com
Наш опрос

Как Вам отдыхать в ПМР?
Отлично
Хорошо
Устраивает ... но ...
Бывало и получше
Плохо

Евразийское Приднестровье
Медиацентр «Евразийское Приднестровье»


«Я памятник себе воздвиг…»

  • 8-09-2014, 20:42
  • Новости

Солдат пришел с фронта и разбил парк в селе Чобручи Слободзейского района. А идею Дмитрию Кирилловичу Родину подсказала икона Андрея Рублева «Троица».
Вскоре это творение признали уникальным и включили во Всесоюзные туристические маршруты. В те годы в Чобручах можно было встретить гостей со всего мира. Родину и его творению посвящена недавно вышедшая в свет книга «Молодежь – за процветание села», изданная при поддержке REC Moldova при финансировании Комиссии Европейского Союза. Ее написал друг Родина Николай Федорович Галелюк. Он – директор местного Дома культуры и одновременно возглавляет общественную экологическую организацию «Турунчук», которая входит в международную ассоциацию хранителей реки Eco-TIRAS. Благодаря ей парк получил надежду на возрождение.

Полигон во дворе

Самая обычная зеленая калитка распахивалась в неожиданный для сельского дворика мир. В небольшом пруду дремали белые кувшинки. Мостик вел в круглую беседку-ротонду. Через ее густо оплетенную плющом крышу внутрь заглядывали солнечные лучи. Из кустов выступала скульптура – голова и плечи человека, тяжко согнувшегося под своей ношей. «Крест судьбы» - последняя работа Родина.
Мини-парк расположился на нескольких огородных сотках возле дома в селе Чобручи Слободзейского района. Вместо непременных картошки и морковки, вишен и смородины Дмитрий Кириллович посадил здесь липу, ель, калину и черемуху. Он привез их со своей родины – из России.
- А за лилиями мы с папой ходили на старое русло Днестра, когда мне было шесть лет, - вспомнила дочь Любовь Дмитриевна. – С тех пор они так и росли в пруду.
Здесь Дмитрию Кирилловичу хорошо думалось под птичий щебет. Так и «выпелся» у него единый архитектурный ансамбль – заветный парк его мечты.
В жизни скульптора все необычно. Например, история любви. Она очень простая и счастливая. Это случилось в 1948-м в родной обоим Пензенской области. Сержант Родин увидел на вокзале в Нижнем Ломове девушку и влюбился с первого взгляда. Предложил юной Валентине выйти за него замуж и получил согласие. Вместе они прожили 50 лет. 
А до этого будущий архитектор, также как и все его сверстники, воевал. Побывал почти во всех странах Европы. Но о тех днях бывший сапер вспоминать не любил. Разве что иногда обронит:
- Какие дворцы и парки в Австрии… Что за архитектура…
Планов громадьё

После демобилизации судьба привела Родина в Тирасполь. Он участвовал в возведении горсовета в качестве скульптора.
А тем временем в Чобручах после поэтапного укрупнения из шести колхозов образовали один – имени В.И.Ленина. Послевоенную эпоху вообще отличало «планов громадьё». Село было крупным, население около 10 тысяч человек. Чтобы не мелочиться, там снесли целую улицу и оборудовали административный центр. А людям выстроили новые дома: кто где пожелает.
Новое хозяйство возглавил Иван Демьянович Василаки – почти легендарная личность. Герой Социалистического Труда, депутат Верховного Совета МССР. При нем колхоз стал миллионером, а Чобручи расцвели до неузнаваемости. 
В 1953-м встретились Иван Демьянович и Дмитрий Кириллович. Здание сельского Дома культуры, которое начали было возводить под руководством местного инженера, не устраивало Василаки. Не соответствовало времени: нет ни гримерных, ни сцены, да и вообще простора не хватало. И председателю колхоза порекомендовали Родина.
И вскоре тот переехал в Чобручи. Колхоз выделил участок земли, помог поднять дом. А Дмитрий Кириллович весь отдался новому занятию. Здание вышло на удивление – настоящий дворец. Бело-голубое фойе с колоннами и высоким потолком. Просторный зрительный зал , который венчает лепной потолок-сказка. В активе нового чобручанца еще правление колхоза, двухэтажный универмаг. Потом он устраивается на работу в Художественный фонд в Кишиневе, а в село приезжает по выходным.
В 1958-м в центре разбили парк культуры и отдыха, а Родин начал экспериментировать в собственном огороде. Он утверждал, что парк – не просто сумма деревьев и кустарников, а особое искусство. И решил доказать, что его идеи «по плечу» Чобручам.
А в парке решили строить…восьмиквартирный жилой дом. Это ставило под угрозу весь замысел скульптора. И он пошел к новому председателю колхоза. К счастью, Иван Николаевич Русу оказался человеком понимающим. Макет его заинтересовал, и председатель распорядился подготовить все необходимые материалы: в основном, цемент. Так Родин окончательно вернулся в село. Его оформили на должность художника с зарплатой в 120 рублей. Родин стал и автором проекта, и скульптором, и архитектором, и просто строителем в собственном парке. Скульптуры, гроты, беседки, мостики он выполнил собственноручно. Одну из фигур трижды переделывал, хотя изъяны были заметны лишь самому автору. Односельчане утверждают, что он всегда работал не ради денег, а для души.
Сначала была «Троица»…

Директор Дома культуры Николай Федорович Галелюк – верный хранитель идей Родина и неизменный гид по уникальному парку. Они дружили, несмотря на большую разницу в возрасте. 
- Однажды Дмитрий Кириллович увидел репродукцию иконы Рублева «Троица». Точнее, взглянул на нее по-новому. И с этого дня, чем бы он ни занимался, о чем бы ни думал, мысленно возвращался к ней, - вспоминает Николай Федорович. - Изучив каноны иконописи, нашел следующее определение: крылья - парение ввысь, скалы - твердость духа, вода - начало жизни, небо - бесконечность мысли. В своем дневнике он записал: «Я был удивлен, что все это присутствует в моих планах». 
В парке три «действующих лица»: вода, растительность и камень. Все гармонично, всюду использовано «золотое сечение».
- Родин приподнял центральную часть парка на метр, и мы приходим сюда, как на церковную паперть, - продолжает Галелюк. – Переходим мостик и перед нами открывается воображаемый просторный зал. В центре – скульптура «Коленопреклоненная». Она прильнула к воде – святыне Земли нашей. Стены храма – зеленые деревья, а сверху – купол неба. На иконе Рублева выше головы правого ангела написана скала. Есть и в парке Скала раздумий. И непростая. Вообще все скульптуры Родина – с загадкой. Скала, выполненная в форме журавлиного крыла, отражается в воде. Да так, что, приглядевшись, вы видите саму птицу. Слева на рублевской «Троице» необычное здание. А Родин повторил его очертания в Лебедином дворце. Некогда по зеркальной глади у дворца действительно скользила пара этих чудесных птиц. Тут же резвились рыбки, цвели лилии…
Да, в те годы парк напоминал рай земной. По утрам галдели в круглой беседке-ротонде и бегали по мостикам над каналами ребятишки сразу из шести колхозных детских садов. По вечерам отдыхали их родители, назначали свидания влюбленные. 
- У нас даже появилась примета: юноша и девушка, которые слушают в парке вместе соловьев, обязательно поженятся, - заметил гид. – Я встретился здесь с девушкой, теперь она моя жена.
Сколько стоит красота?

На четырех гектарах Родину удалось создать целый мир, где нашлось место скульптурам и скалам, озерам и водопадам, птицам и деревьям. Дмитрий Кириллович считал, что у людей вот-вот появится время по-настоящему отдыхать в его парке: любоваться красотой, дышать ионизированным воздухом.
Он обошелся в 100 тысяч рублей. Чобручи переживали счастливые времена. Колхоз имени В.И.Ленина прозвали «Фруктовым Донбассом». В сезон только одна бригада выдавала на-гора 2-3 тысячи овощей или фруктов. Чистая прибыль хозяйства составляла 4-5 миллионов рублей. 
Памятник Ленину, установленный напротив парка, стоил 52 тысячи рублей. «Перу» Родина он не принадлежал. Приехавшая его принимать комиссия Художественного Фонда обнаружила в изображении вождя 42 недостатка. После «экзамена» члены комиссии решили прогуляться. Остановились перед гротом с Аурикой.
- Чья работа? – спросил потрясенный председатель.
- Местного жителя, - ответили ему.
- Учитесь у сельского скульптора, - посоветовал гость своим коллегам.
В 1982 году Родин решил участвовать в конкурсе на лучшую архитектуру и благоустройство парков культуры и отдыха, который проводился на ВДНХ СССР. Привез в Москву щиты с фотографиями, макет.
- Поздно, - сказали ему. – Работы больше не принимаем.
- Пусть щиты останутся у вас, - попросил он. – Не везти же их назад.
- Кто автор проекта, скульптор, архитектор, исполнитель? – на всякий случай поинтересовались члены комиссии.
- Я, - ответил Родин.
Среди 1652 участников сельский парк получил диплом первой степени и Большую золотую медаль ВДНХ СССР. Вместе с ним в «пятерку» лучших попали московский парк имени М. Горького, ленинградский имени Г. Кржижановского.
Последняя улыбка мастера

- У каждой скульптуры в парке своя «изюминка», свой скрытый смысл, - признается Николай Федорович.
Молодая женщина в гроте. Это «Аурика» или «Золотце», как ее здесь называют. Сверху падают блики света, когда-то отражаясь от воды, играли солнечные зайчики. Скульптура была словно окружена золотой аурой.
Грот счастья или «Радужный». К нему тремя потоками стекала вода с Большого каскада. И в воздухе дрожали сразу три радуги. Создавая это волшебство, Дмитрий Кириллович, конечно, вспоминал старинную примету: хочешь счастья – постой под радугой. И стояли.
Еще один секрет был разгадан уже после смерти Родина. Это сделал Н.Ф. Галелюк:
- В одной из композиций Дмитрий Кириллович «зашифровал» свой автопортрет в профиль. Об этом не знала даже его жена. В мае 2000-го мы приводили парк в порядок. И я случайно заметил эту последнюю улыбку мастера. Тогда, в год 55-летия Великой Победы, парк получил имя своего создателя.
…Недаром говорят: надо уехать далеко, чтобы понять, как ты любишь родину. Ребята из Чобруч, служившие «срочную» где-нибудь на Дальнем Востоке или в ГДР, вспоминали парк, спрашивали о нем в письмах, а в отпуск приезжали с сослуживцами. 
- Мы не верили, что у вас есть такое чудо, - признавались те.
Парк включили во всесоюзные маршруты. По несколько раз в неделю в Чобручи наведывались именитые гости. 
- Бывало, увидишь какую-нибудь делегацию, прибывшую в Москву, сначала по телевизору, а через 3-4 дня уже «живьем», у нас в селе, - вспоминает Николай Федорович.
После распада Союза судьба парка складывалась непросто. Иссякла вода в каналах, как кровь в артериях живого существа. На реконструкцию и содержание этого чуда просто не хватает средств. И верный друг создал неправительственную организацию (НПО) «Турунчук» (так называется один из притоков Днестра). В его планах восстановление детища архитектора Родина. Его поддерживают администрация села и руководство Слободзейского района. Осенью ребята из «Турунчука» высадили на берегу Днестра тысячу деревьев. Это продолжение идей Дмитрия Кирилловича.
А, значит, у парка есть надежда. Ведь недаром автора когда-то вдохновила «Троица».

Автор - Наталия Барбиер.